Красная линия потемкинские деревни

Потемкинские деревни накануне парада и ания

Красная линия потемкинские деревни

В Тверской области ждут «первое лицо» и маскируют разруху

Начинается неделя странных мероприятий, которые зачем-то нужны нашей государственной машине. В день выхода нашего номера, 24 июня, должен состояться парад Победы, тот самый, который не состоялся 9 мая 2020 года. А ровно через неделю пройдет всероссийское ание по поправкам в Конституцию.

Со всей чиновничьей дури

В Тверской области к этим событиям готовятся со всей чиновничьей дури. Начиная от сооружений информационных потемкинских деревень, заканчивая потемкинскими деревнями в самом что ни на есть классическом смысле.

Тверским СМИ, сидящим на контракте с областным правительством, запрещено писать так любимую ими «чернуху». Кровавые ДТП, страшные убийства и ограбления старушек, пошедших за пенсией, полторы недели должны обходить стороной наш славный регион.

А в центре Твери, на улице Советской, за мечетью, занавесили веселенькими экранчиками руины бывшей горбольницы № 2 – в нарисованных окошках даже цветочки и книжки не забыты. Только довольных лиц граждан художники не изобразили.

(Разрушенный Речной вокзал уже пытались занавешивать такими экранчиками, со временем они истрепались, но тут, видимо, требуется недолгое время продержаться).

Судя по всему, у губернатора Игоря Рудени образовался последний шанс уйти из нашего региона на повышение.

И этот шанс надо использовать, пока не начались проблемы в экономике, связанные со значительным ухудшением собираемости налогов, пока регион не накрыла вторая волна эпидемии, пока уголовные дела, связанные с эффективностью расходования средств федерального бюджета, выделяемых на борьбу с коронавирусом, не стали общероссийским трендом.

В Тверской области вновь стали готовиться к приезду «первого лица», президента РФ Владимира Путина. Во всяком случае, куратор региона в Администрации президента собирает независимые данные о ситуации в Твери.

Путин вроде бы начал иногда выходить из самоизоляции – правда, в проверенные и продезинфицированные места, например, в знаменитый свежепостроенный храм Вооруженных сил в парке «Патриот» в Кубинке. Ожидается присутствие Путина на параде Победы 24 июня.

Путина на Параде Победы. 24 июня 2020 года

К встрече с президентом на параде специально выдерживают на карантине 80 заранее отобранных ветеранов.

Не знаю, как этим очень старым людям живется в изоляции вдали от дома, – мне, когда я узнала об этом, стало как-то больно и неловко.

Но возможно, старикам нравится разнообразие: если они дожили до 95 лет, значит, ко многому привыкли за свою долгую жизнь.

Поговаривают, что сел на карантин и губернатор Тверской области Игорь Руденя. Открытие памятника Советскому солдату в Ржеве планируется на 30 июня, так что есть надежда, что будет реализован первоначальный сценарий – на открытие этого памятника все же приедет Путин.

Зачем и кому нужен парад?

Ржевский мемориал Советскому солдату

На прошлой неделе президент России выступил с нашумевшей статьей об истории Второй мировой войны, опубликованной в американском журнале National Interes (издатель – телеведущий Первого канала Дмитрий Саймс).

Там была, по словам президента, впервые приведена цифра потерь советской армии под Ржевом: погибли, были ранены или пропали без вести более 1,15 миллиона солдат Красной.

Интересно, что в статье Владимира Путина на официальном сайте президента России дана немного другая цифра: «только в ходе боев за город Ржев и Ржевский выступ с октября
1941 года по март 1943 года Красная Армия потеряла, включая раненых и пропавших без вести, 1 миллион 342 тысячи 888 человек». В любом случае, цифры потерь страшные.

Вся эта история с парадом, с визитом в Ржев и со всенародным анием была затеяна еще в докоронавирусные времена. На мой взгляд, смысл ее один – освоить большие бюджетные средства, выделенные на эти цели. Владимир Владимирович Путин слушком давно не общался с народом, и мало что знает о его настроениях.

Неправильно думать, что есть какая-то «закрытая правдивая статистика ФСО», которую он получает, и из которой делает выводы. Нет, снизу вверх идут только хорошие новости, по древнему принципу Орды, где гонца, привезшего хану дурную информацию, могли казнить.

Группа социолога Сергея Белановского, которая исследовала настроения в российском обществе наканунеания по Конституции (причем исследовались настроения самых лояльных граждан, специально ставилась такая задача), выявила, что парада 24 июня после отмены парада 9 мая практически никто не хочет. Причем особенно не хотят его граждане возрастной категории 75+.

Но президент убежден, что парад поможет подправить имидж российской власти, что люди мечтают о нем. И поэтому он состоится – несмотря на то, что эпидемия коронавируса не думает идти на спад.

«Зацементировать» настоящее

То же самое с анием. Де-факто новая Конституция уже принята, за нее проали обе палаты российского парламента и законодательные собрания регионов. Но президенту нужно заручиться всенародной поддержкой, подчиненные докладывают ему, что она есть, и народ его любит. Поэтому даже эпидемия не смогла нарушить планы по проведению этого самого ания.

Хотя любые результаты ания, которое начинается на этой неделе, чтобы завершиться 1 июля, будут, скорее, разрушать легитимность власти, чем ее укреплять. Проголосуют слишком хорошо – никто не поверит.

Проголосуют плохо – это будет вообще курам на смех: даже при растянутом на неделю ании, при избирательных урнах, которые приносят на работу государевым людям, при отсутствии наблюдателей, кроме наблюдателей от общественных палат, и то не смогли показать нужный результат!

Тем не менее маховик запущен.

И нам в редакцию постоянно звонят то сотрудники жилищно-коммунальных служб, то педагоги, то еще какие-то неравнодушные люди, и сообщают, как их начальство проводит с ними беседы о правильном ании и намекает, что времена нынче тяжелые, другую работу будет сложно найти.

Практически не сомневаемся, что нужный региональной и федеральной власти результат будет тем или иным способом получен. Ну а дальше-то что с ним делать, какая от него польза?

Владимир Путин

Владимир Путин проговорился, чего он опасается больше всего: что перед 2024 годом станет «хромой уткой» (американский термин, обозначающий президента, который уходит со своего поста), что свита начнет высматривать, кто придет ему на смену, и присягать на верность потенциальному преемнику. Чтобы этого не произошло, и затеяна история с «обнулением» президентских сроков, ловко спрятанных в поправке к Конституции среди разных хороших призывов верить в Бога и предков. Как только Путин признался в этом, тему подхватил верный пресс-секретарь Песков, назвавший поправки в Конституцию «цементированием» нынешнего состояния России. «Надо перестать думать о том, что будет потом», – вторит ему сенатор Андрей Клишас, рекомендуя «свыкнуться с мыслью о том, что потом будет все то же».

Хорошенькое будущее запланировано для страны, в которой сейчас самый главный запрос, согласно исследованию группы Белановского, это запрос на перемены! Мы в Тверской области тоже надеемся, что в нашем регионе что-то изменится к лучшему. Логика истории неумолима: потом все равно будет жизнь, а не таз с цементом.

Мария Орлова

Источник: https://zen.yandex.ru/media/karavanplus/potemkinskie-derevni-nakanune-parada-i-golosovaniia-5ef3c0dea96ca35b852552d1

Даже очень короткое, самое поверхностное знакомство с «глубинной Россией» и  «глубинным народом» может показать, насколько наша страна буквально деградировала за последние десятилетия.

Едем по разбитым дорогам Великого Новгорода. Как человек, привыкшего к отличному полотну Калужской трассы в Новой Москве, где удивительным образом практически везде стоит ограничение в 60 км/ч с утыканными камерами видеофиксации, удивляюсь: а где в Великом Новгороде хоть одна такая камера? Это при том, что провода для обеспечения их работы торчат везде.

– Да поснимали их у нас за долги, – рассказывает гид. – «Ростелеком» поставил, а область не расплатилась вообще никак. Даже суды какие-то были, «Ростелеком» иски подавал, но потом его заставили отозвать эти иски, но камеры сняли, так что скоростной режим можно нарушать безнаказанно.

– Как это за долги, – спрашиваю.

– А что, для вас это новость, что ли? У нас вон и театр находится в залоге или даже уже в собственности у «Сбербанка». Предыдущий губернатор взял кредит на выполнение майских указов президента по повышению зарплат бюджетникам, а вернуть не смог. Вот и отдали театр, вроде.

Уже потом, после разговора я начал гуглить, что происходит в Великом Новгороде с выполнением майских указов. Наткнулся на два сообщения.

Первое – о том, что Новгородская область среди лидеров по исполнению этих указов в прошлом году, – заявил тогда еще полпред в Северо-Западном федеральном округе Александр Беглов.

И тут же, рядышком в поисковой выдаче сообщение от 2013 года о том, что Новгородской области предоставят бюджетный кредит в миллиард рублей, о чем тогда договорились  Антон Силуанов с вице-губернатором Вероникой Мининой.

И еще аналогичная новость была рядом о встрече вице-премьера Игоря Шувалова с Владимиром Путиным, на которой заместитель Дмитрия Медведева рассказывал главе государства, что один только Внешэкономбанк выдал регионам кредитов на исполнение майских указов на 3 млрд (три миллиарда!) рублей. По словам Игоря Шувалова, в ближайшие пять лет организация способна обеспечить объем кредитования на такую же сумму, а если к этой работе будут подключены Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк, кредитный портфель увеличится в 3-4 раза.

Чтоб было понятно: кредиты выдаются не под рост производства, экономики, без каких-то бизнес-планов – они выдаются на выплаты зарплат, т.е. практически служат средством закабаления регионов крупными российскими банковскими структурами. Так в скором времени заложенными и отобранными у городов и регионов окажутся не только театры, но и школы, вузы, да всё, что угодно.  

Но возвращать выданные кредиты все равно придется. За счет чего? Только за счет большего налогообложения регионального бизнеса, который в результате может просто исчезнуть. И это – тема для рассуждения экономистов и политических партий, по всей видимости. Будет интересно почитать мнения авторитетных ученых по этому поводу.

Но идём или едем дальше. Следующая остановка – известные всей России, а, может, и миру (потому что иностранных туристов там много), – Кижи. Великий музей деревянного безгвоздевого зодчества.

– А с чего вдруг без гвоздей-то строить начали, – спрашиваю гида.

– Так, – говорит, – раньше стоимость шестидесяти гвоздей равнялась стоимости коровы у нас. От нищеты и начали так строить.

– А сейчас как живётся, – интересуюсь.

– Как, как? Во времена СССР, если на каком из островов тебя укусила ядовитая змея, вертолёт из Петрозаводска прилетал, теперь сами всякими снадобьями запасаемся, уж давно не прилетает никто.

– Ну а так-то, жизнь налаживается немного?

– На один из островов недавно только электричество провели – это наша гордость, остальные продолжают жить в девятнадцатом веке. До них вряд ли это дойдет даже концу века нынешнего.

– Зато, – говорю, – наверное, жизнь безопасней немного стала?

– Да нет, боимся мы всего. После 16.00 что летом, что зимой по одному не ходим – летом медведи могут напасть, зимой – волки. Нам от них даже защищаться запрещено с оружием – они под охраной государства, мы – нет.

– Просвет-то какой-то видите в жизни?

– Уже нет. Наши острова оживают понемногу только летом, когда поголовно уехавшая молодежь присылает внуков на каникулы. Так-то здесь жизнь доживают одни старики. Чувствуем себя жителями российских «потёмкинских» деревень двадцать первого века…

Другую такую «потемкинскую» деревню современной России увидел в Верхних Мандрогах – туристической деревне Подпорожного района Ленинградской области.

Хорошая задумка – сюда свезли самые любопытные дома деревянного зодчества с округи на сотню, кажется, километров. В них – сплошное Duty Free (как в международных аэропортах) с мастерами, которые здесь же какие-то из этих товаров и создают.

В одном из них спросил у «хозяйки»: почему все надписи-то на английском и ни одной – на русском языке.

– А не для таких, как ты, здесь товары-то выставлены, – ответили мне. – Но если ты английского не понимаешь, то спроси, объясню.

Чуть позже я практически такое же отношение встречу и в Петергофе – этом восхищающем взор русском Версале, построенном династией Романовых и восстановленном Сталиным после свинского разрушения немецко-фашистскими захватчиками. Около, извините, отхожих мест там таблички, на которых не встретишь привычного слова «туалет», – они обозначаются только английскими и китайскими словами.

– Почему? – спрашиваю у экскурсовода.

– А русские и так всё найдут и поймут, для нас важны в первую очередь иностранные гости.

Еще во время этого краткого путешествия по Северо-Западу заехали мы в Петрозаводск. Гид посчитал важным потратить уйму времени, рассказывая о подарках городов-побратимов для набережной столицы Карелии. Третьесортные скульптуры нас как-то не сильно привлекали, и мы уже через пятнадцать минут решили сбежать от группы.

Сбежали. Подошли к первой попавшейся паре – девушке и женщине почтенных лет – спрашиваю: скажите, чем вы гордитесь в своем городе и можете посоветовать обязательно посмотреть кратковременным туристам?

– Что-что, – говорят. – Идите на улицу Ленина, там есть Вечный огонь, на него посмотрите.

https://www.youtube.com/watch?v=1ZDymXVi–U

Мы не послушали. Хотелось чего-то уникального, свойственного именно для этих мест. И нас занесло в такое. Мы с сыном примерили мужское коромысло на двоих. Сфотографировали дочь с женским. Увидели древние карельские прообразы современных кухонных изделий. Узнали о финских концлагерях для русских вокруг города во время Великой Отечественной.

Короче, удивительное место. Новый руководитель региона, как нам сказали, приехал туда вскоре после назначения – выселять хотел, поскольку недалеко оно от центра города. «Кому это всё нужно, у вас тут прошлый век», – сказал.

– Да не прошлый, а позапрошлый и даже более того, – ответили ему.

Пока они там держатся, и я не смею называть это место: боюсь, как бы не закрыли его окончательно под какие-то личные коммерческие цели региональных властей.

И вот это чувство боязни за то, что могу навредить людям, рассказывавшим мне всё, о чем поведал тут  вам в своем коротком репортаже, меня в самом себе удивило. Раньше, еще в советские времена, когда писал о чём-то подобном, – знал, что мои писания могут помочь людям. Совершенно конкретным людям, без обобщений каких-то.

Теперь – боюсь, что могу навредить им только тем, что передаю их слова. Точно также, как придворные не могли сказать всей правды Екатерине Второй о сущности бутафорских «потемкинских» деревень. С ними даже ведь не князь Потёмкин бы разбирался, а его челядь. Сегодня мало что изменилось, несмотря на действие российской Конституции, Декларации прав человека ООН и так далее, и тому подобного.

Впрочем, о чём это я? О том ли говорить надо?

Скорее, понимать надо вот какую вещь. Вечная проблема России – дураки и дороги, как определил ее когда-то Николай I, ознакомившись с сочинениями французского маркиза де Кюстина, продолжает существовать. И как избавиться от нее, не знает, похоже, никто. А избавляться надо, особенно на фоне того, что страна, несмотря на наличие дураков с дорогами, была великой, великой и останется…

В этом репортаже мне хотелось лишь передать немного «прямой речи» «глубинного» русского народа. Попытался, как смог. Думаю теперь, в какие еще регионы податься России-матушки.

Наверное, имеет смысл открывать в «Правде.

Ру» новую рубрику, посвященную не тому, что думают эксперты по тем или иным вопросам, а – какие мысли и чаяния у граждан нашей страны, из которых, собственно, она и состоит? Как считаете? 

Фото Вадима Горшенина

12 Фото Россия – родина моя!

Источник: https://www.pravda.ru/politics/1430820-potemkin/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.